Интервью с Доном Хендриком

В этом интервью Дон Хендрик рассказывает, как познакомился с Дхармой, стал учеником дост. Робины и в чем может быть ценность западных учителей.

«Возможность учиться быть западным учителем Дхармы появилась у меня в очень подходящее время; я тогда всерьёз озаботился вопросами, относящимися к смерти и умиранию, и хотел найти на них ответы. Книга Согьяла Ринпоче ответила на все эти вопросы и подарила мне новый взгляд на духовность и жизненную философию, более соответствовавшую мой жизненной ситуации на тот момент. Я ушёл в ретрит с Согьялом Ринпоче и принял у него Прибежище, а затем продолжил работу в его структуре «Ригпа».

В 1995 году обстоятельства сложились так удачно, что я переехал на ту же улицу в Сан-Франциско, где располагался центр ФПМТ «Це Чен Линг». Каждый день я проходил мимо него. Однажды досточтимая Робина Куртин давала там серию учений вечерами по четвергам. Именно она притянула меня в центр! Её учения ответили на еще большее количество моих вопросов, особенно связанных с пустотностью. Это было захватывающим и вдохновляющим опытом – узнать взгляды школы Гелуг».

Дон быстро стал ненасытным слушателем Дхармы в «Це Чен Линг» и посетил некоторые из широкого спектра курсов, которые предлагали в центре. В 1996 году он узнал о программе Мастерс, и это заставило его задуматься о том, чем бы он хотел заниматься до конца своей жизни. С 1979 года он работал в финансовом отделе компании Levi Strauss & Co и не был уверен, что он хочет вечно заниматься этим.

«В середине декабря 1996 года Лама Сопа Ринпоче посетил Залив, чтобы открыть центр «Гьялва Гьяцо». После вечерних учений в «Це Чен Линг» у нас была возможность задать ему вопросы, и, хотя я раньше никогда с ним не встречался, я знал, что я могу полностью довериться этому человеку в таком жизненно важном вопросе. Когда я спросил его, будет ли это самым полезным для меня поступком, он совершил гадание на чётках и сказал: «Исходя из моего наблюдения, это будет очень хорошо». У меня было ощущение осознания, что я в руках невероятного существа. Я по-настоящему чувствовал, что доверил ему все. Если бы он сказал, что на моём пути существуют препятствия, и я не смогу этого сделать, я бы не пошёл этим путём».

После этого нужно было только завершить свои текущие дела и договориться с Институтом Ламы Цонкапы. Каждый, кто хотел принять участие в этой программе, должен был посвятить как минимум год изучению Ламрима, поэтому Дон посвящал изучению Ламрим всё свободное время.

«Думаю, отчасти программа привлекла меня потому, что это было не просто обучение — и неважно, что будет потом. Я не был профессиональным преподавателем, но я чувствовал к этому склонность.

Наши тибетские учителя имеют для нас неизмеримую ценность благодаря непрерывной линии передачи всех тех текстов, которые пришли из Индии в Тибет. Цельность этой традиции очень сильна.

Однако при переводе этих знаний в контекст западной культуры зачастую полезно, чтобы люди из этой культуры служили связующим звеном между двумя традициями. У меня было много прекрасных учителей из Тибета, и я уверен, что их присутствие в нашей организации всегда будет приносить пользу. Дело не в том, что западные учителя могут их заменить; но они могут принести пользу, расширяя возможности обучения и соотнося его с культурным контекстом.

У меня также было много и прекрасных западных учителей, например, досточтимая Робина. Это люди, которые действительно демонстрируют, что они сделали Дхарму частью своей жизни, обладают глубоким её пониманием и могут говорить о Дхарме от всего сердца. Они могут ссылаться на примеры из нашего культурного контекста, понимают, что из себя представляет жизнь в Америке, Европе и других местах, сильно отличающихся от Индии, Тибета и других восточных культур, менее подверженных влиянию технологического роста, корпораций и других аспектов западной цивилизации».

Оригинал и фото с сайта Дона. Перевод: Александр Цешинский.

Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.