Досточтимая Тубтен Чодрон. «Жизнь в качестве монаха или монахини с Запада»

Бхикшуни Тубтен Чодрон

Эта заметка была написана в ответ на просьбу о статье для новостной рассылки “Кальянамитра” — организации, которая поддерживает западных и других монахов и монахинь не-гималайского происхождения, практикующих в тибетской традиции.

“КЕМ ты становишься?”. Такой ответ большинство из нас — выходцев с Запада — получили, сказав членам нашей семьи и друзьям, что решили принять постриг. В Азии к становлению монахом или монахиней относятся с уважением — как к “выбору профессии” — однако на Западе люди часто считают, что мы сошли с ума. “Собираешься хранить безбрачие?” — спрашивают они, — “Совсем того?”.

Если бы в 21 год кто-нибудь сказал бы мне, что я буду хранить безбрачие и приму монашеские обеты, я бы и сама сказала, что человек рехнулся! Однако пять лет спустя я приняла пожизненные обеты буддийской монахини. Тридцать лет спустя, оглядываясь на прошлое, я вижу, что это было лучшее решение, которая я приняла в своей жизни. Все, что я сумела осуществить, все, что смогла сделать ради блага других, и маленькие шаги, которые я совершила к освобождению и просветлению были осуществлены на основе и с помощью жизни в монашеских обетах. Это не означает, что принять постриг следует всем — это личное решение, которое не всем подходит — но для меня этот выбор был превосходным. Люди спрашивают меня, жалела ли я об этом. Нет, не жалела; если бы жалела, то не стала бы продолжать. Меня спрашивают, трудно ли пришлось. Да, иногда было трудно, но величайшие трудности, с которыми мне довелось столкнуться, были вызваны моими невежеством, привязанность и враждебностью; причиной тягот были не обеты и не монашеские одеяния.

Будучи одной из представительниц первого поколения западных монахов и монахинь в тибетской традиции, я столкнулась с различными внешними трудностями, такими как проблемы с визами и здоровьем при проживании в Азии и нехватка финансовой и моральной поддержки при жизни на Западе. Тем не менее, эти проблемы я воспринимаю как часть пути; я старалась применять дхармические методы, успокаивающие ум, который стал бы по поводу этих проблем беспокоиться. Однако польза от бытия монахиней для меня гораздо больше трудностей, потому что обеты — это превосходная структура, в рамках которой можно тренировать “обезьяний ум”. Они направляют ум к тому, чтобы отказаться от его навязчивых состояний; они ведут нас по пути сострадания к самим себе и другим. Жизнь в обетах — это часть высшей тренировки в нравственности, которая закладывает основу для высших тренировок в сосредоточении и мудрости. Наш учитель, Будда, был монахом, и ношение одеяния напоминает мне о том, что моя цель в жизни — подражать деяния его ума, тела и речи.

Тибетцы растут с буддизмом и монахами и монахинями. Они знают, что жизнь монаха или монахини подразумевает, и когда они принимают постриг, их принимают в монастырь, в котором они будут жить с монахами или монахинями из числа своих родственников и тех, кто происходит из той же, что и они, области Тибета. В то время как тибетские монахи и монахини в целом не богаты, монахи/монахини старшего возраста заботятся о тех, кто младше, предоставляя им проживание, питание и учения. Они получают совместный опыт жизни в общине.

Ситуация, в которой находятся монахи и монахини с Запада, разительно отличается. На Западе очень мало монастырей, в которых можно проживать. Монахи и монахини могут жить в центре Дхармы, и в этом случае тратят немало часов на волонтерскую работу по строительству центра или по планированию мероприятий для мирян. Выходцы с Запада обычно не проходят особой подготовки в качестве монахов или монахинь, потому что центры Дхармы предназначены в первую очередь для мирян. Тибетские монахи и монахини получают спонсорство со стороны центра Дхармы; им даются подношения и пособия, большую часть которых они пересылают, чтобы поддерживать своих учеников в Индии и Тибете. Однако многим западных монахам/монахиням приходится работать на городских работах, чтобы поддерживать себя, потому что некоторые центры Дхармы просят, чтобы монахи/монахини не только добровольно предоставляли свои услуги, но и платили. У монахов и монахинь нет времени на изучение и практику Дхармы, что ограничивает их способность служить мирянам посредством передачи учения и подачи благого примера. Тем, кто вынужден работать в городе, очень сложно соблюдать свои обеты, и многим не удается сохранить свой монашеский статус.

Хотя жизнь в качестве монаха или монахини — это нечто замечательное, перед принятием пострига кандидаты должны быть должны образом подготовлены. Сперва им необходимо установить отношения учителя и ученика с наставником, который будет готовить их в качестве монахов/монахинь, и попросить этого наставника о передаче обетов. Кандидаты должны договориться о проживании в монастыре или центре Дхармы — вместе с другими монахами/монахинями — и располагать сбережениями или ежемесячно получать вспомоществование, чтобы они вести монашеский образ жизни, не имея необходимости работать в городе. Хорошей подготовкой также является жизнь с восемью обетами на протяжении года до принятия монашеских обетов. Буклет “Подгтовка к постригу” содержит другие принципы и пункты, над которыми могут поразмыслить те, кто подумывает о принятии монашеских обетов.

Будда сказал, что его Дхарма процветает в той местности, где присутствует собрание из четырех человек. Эти четыре человека — это мужчины и женщины с полным монашеским посвящением и мужчины и женщины из числа мирян. Монашеская община по традиции несла ответственность за сохранение учений и их передачу будущим поколениям. Она следовала примеру Будды, вела простой образ жизни, имея ограниченные потребности и посвящая свою жизнь изучению, практике и обучению других. Для процветания Дхармы на Западе жизненно важно существование монашеской сангхи. Однако для того, чтобы в определенной стране существовала местная монашеская сангха, нужны не только те, кто желает принять постриг, но и те, кто желают их поддерживать.

Будда определил отношения монахов/монахинь и последователей-мирян таким образом, что они зависят друг от друга и заботятся друг о друге, принося друг другу пользу. Монахи и монахини учатся, упражняются, медитируют и практикуют Дхарму. Миряне также это осуществляют — в той степени, которую допускает их занятая семейная и рабочая жизнь. В то время как монахи и монахини специализируются на передаче учений Дхармы и консультировании других в соответствии с Дхармой, последователи-миряне делятся с монахами и монахинями своими материальными ресурсами, с радостью зная, что делают вклад в способность монахов и монахинь практиковать и становиться учителями. Когда все в этих взаимозависимых отношениях практикуют смирение, доброту и служение, система функционирует как следует. Когда люди высокомерны, проявляют жадность или неуважение друг к другу, неблагие последствия сказываются и на людях в отдельности, и на группах людей.

В конце 2003 года, в попытке создать место, где западные монахи и монахини могли бы жить и обучаться и где подумывающие о постриге могли бы готовиться к монашеской жизни, я создала Аббатство Шравасти. В своем функционировании Аббатство поностью полагается на дану, или подношения, и не назначает оплаты ни для мирян, ни для монахов и монахинь. Мы хотим, чтобы наша жизнь была служением, которое подносится свободно, и надеемся, что другие, в свою очередь, нас поддержат. Это требует совершить своего рода шаг в неизвестность, на который многие люди не готовы; однако те, кто готовы, выясняют, что подобная дисциплина полезна для их практики Дхармы. В качестве примера того, как мы постоянно взращиваем монашескую мотивацию, я хотела бы поделиться некоторыми из строф, которые мы читаем. В завершение утренней медитации, которая выполняется в группе, все читают следующую строфу, чтобы усилить свою мотивацию на то, чтобы подносить служение:

Мы благодарны за возможность подносить служение Будде, Дхарме, Сангхе и живым существам. Когда мы трудимся, между нами и нашими соратниками могут возникнуть различия в идеях, предпочтениях и подходах к осуществлению различных вещей. Эти различия естественны и являются источником творческого обмена; нашим умам не нужно превращать их в конфликты. Мы постараемся слушать пристально и общаться мудро и по-доброму, совместно трудясь над достижением нашей общей цели. Используя наши тело и речь для поддержки тех ценностей, в которые мы глубоко верим — щедрости, доброты, нравственной дисциплины, любви и сострадания — мы создадим благой потенциал, который посвящаем просветлению всех существ.

Мы вкушаем только ту пищу, которую нам подносят. Когда посетители приносят продукты, они помещают пищу в чашу для сбора подаяний, и читают строфу для подношения пищи сангхе:

Подношение пищи Сангхе

С умом, испытывающим радость от даяния, я подношу эти необходимые объекты Сангхе и общине. Пусть посредством моего подношения они получают пищу, необходимую им для поддержания их практики Дхармы. Они — подлинные дхармические друзья, которые поощряют, поддерживают и вдохновляют меня при продвижении на пути. Пусть они станут реализованными практикующими и искусными учителями, которые будут направлять нас на пути. Я сорадуюсь созданию огромного благого потенциала посредством совершения подношения тем, кто устремлен к добродетели, и посвящаю его просветлению всех живых существ. Пусть посредством моей щедрости мы все обретем обстоятельства, которые благоприятствуют развитию искренних любви, сострадания и альтруизма друг к другу и постижению абсолютной природы реальности.

Монахи и монахини отвечают:

Ваша щедрость вдохновляет, а ваша вера в Три Драгоценности внушает в нас смирение. Мы постараемся как можно лучше соблюдать свои обеты, жить просто, взращивать равностность, любовь, сострадание и радость и постигать высшую природу реальности, чтобы суметь отплатить за вашу доброту, которая поддерживает нашу жизнь. Хотя мы несовершенны, мы приложим усилия, чтобы быть достойными вашего подношения. Вместе мы породим покой в полном хаоса мире.

Подношение пищи Сангхе

При подношении пищи посредством этого простого обмена на глаза как мирян, так и сангхи наворачиваются слезы. Для меня это свидетельствует о том, что наши умы — как дарителей и как получающих — преобразуются в Дхарму.

Пусть сильная, добродетельная монашеская Сангха процветает на Западе и по всему свету!

Источник: Living as a Western Monastic | Venerable Thubten Chodron

Перевод и редакция – дост. Лобсанг Тенпа

Запись опубликована в рубрике Тубтен Чодрон с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.