Его Святейшество Далай-лама. «Что такое ум?»

SWITZERLAND-INDIA-CHINA-TIBET-POLITICS-FILES

Между западными учеными не так уж много согласия в вопросах о том, какова природа и функция ума, сознания, или даже о том, существует ли это вообще. Однако обширные буддийские представления об этом явлении остаются незыблемыми после двадцати пяти лет философских дебатов и эмпирических подтверждений. Здесь приведено объяснение буддистской буддийской концепции ума, изложенное Его Святейшеством Далай-ламой перед членами симпозиума по изучению ума в Массачусетском Технологическом институте в Кембридже (штат Массачусетс, США).

Материалы были впервые опубликованы на сайте MindScience, под редакцией Даниеля Голмана и Роберта Ф. Турмана в 1991 году, издательством Wisdom Publications (Бостон, США). Перепечатано с разрешения издателей в ноябре- декабре 1995 года в выпуске журнала ФПМТ «Мандала».

Одной из фундаментальных основ буддизма является принцип «взаимозависимого происхождения». Согласно этому принципу, все феномены, как субъективный опыт, так и внешние объекты, возникают в зависимости от причин и условий; ничего не может существовать необусловленно. Соответственно, становится крайне важным понимание того, что такое обусловленность и какие бывают типы условий. В буддистской буддийской литературе их классифицируют на две категории: (а) внешние условия в виде физических объектов и событий и (б) внутренние условия, к примеру, когнитивные (познавательные) и ментальные события.

Понимание обусловленности является столь важным для буддистской буддийской мысли и практики потому, что это напрямую связано с такими ощущениями живых существ, как боль и удовольствие, а также с другими переживаниями, оказывающими большое влияние на их жизнь и возникающими благодаря как внутренним механизмам, так и внешним причинам и условиям. Следовательно, крайне важно понимать не только внутреннюю работу ментальных и когнитивных условий, но также их связь с внешним материальным миром.

Для нас совершенно очевиден тот факт, что наши внутренние переживания удовольствия и боли лежат в природе субъективного ментального и когнитивного состояния. Но каким образом эти внутренние события соотносятся с внешними обстоятельствами и материальным миром, — это серьезный вопрос. Буддийскими мыслителями многократно обсуждалось, существует ли внешняя физическая реальность, независимая от сознания и ума живого существа. Конечно, у разных философских школ существуют различные точки зрения на эту проблему. Одна из таких школ, Читтаматра, утверждает, что ни внешней реальности, ни внешних объектов не существует, и воспринимаемый нами материальный мир – это лишь проекции нашего ума. С многих точек зрения, это умозаключение весьма экстремально. Философски, и в этом отношении концептуально, кажется, что более логично утверждать: реальность не есть лишь плод субъективного мировосприятия, но также является и объектом мира физического.

Итак, если мы начнем изучать истоки наших внутренних переживаний и внешней материи, мы найдем основательное сходство в природе их существования: и то, и другое определено принципом обусловленности. Как во внутреннем мире ментальных и когнитивных событий каждый момент опыта исходит из предшествующего континуума, и так до бесконечности, так схожим образом и в физическом мире каждый объект и событие проистекают из континуума, служащего условием для появления настоящего момента внешней материи.

В некоторой буддийской литературе мы можем прочитать, что, при вычислении истоков этого континуума, макроскопический мир нашей физической реальности можно «проследить» назад, вплоть до исходного состояния, в котором все материальные частицы собраны в то, что нам известно как «космические частицы пространства». И если всю физическую материю нашей макроскопической вселенной можно проследить до такого первоначального состояния, возникает вопрос: как эти частицы позже взаимодействовали друг с другом и развивались в макромир, который может иметь непосредственное отношение к внутренним переживаниям живых существ, таким как удовольствие и боль. Чтобы ответить на этот вопрос, буддисты обращаются к доктрине кармы (невидимого воздействия поступков и их последствий), которая даёт объяснение тому, как эти безжизненные космические частицы пространства развивались в разнообразные явления.

Невидимое действие поступков, или кармическая сила («карма» означает действие) тесно связаны с той мотивацией в сознании человека, которая влияет на эти поступки. Следовательно, осмысление природы ума и ее роли является определяющим для понимания человеческих переживаний и отношений между умом и материей. Из собственного опыта мы можем видеть, что состояние ума играет определяющую роль для наших переживаний в повседневной жизни, а также для физического и ментального здоровья. Если человек обладает спокойным и умиротворенным умом, это влияет на его или ее отношения с другими, общение и поведение. Иными словами, если кто-то остается в уравновешенном, спокойном и мирном состоянии ума, внешнее окружение или условия могут причинить ему лишь некоторое беспокойство. Но тому, чей ум находится в беспокойном состоянии, очень трудно оставаться уравновешенным и веселым, даже когда он находится в комфортных условиях и окружен лучшими друзьями. Это показывает, что умственное восприятие – решающий фактор, определяющий наше радостное, счастливое состояние, и, соответственно, хорошее самочувствие.

Подводя итог, перечислим две причины для того, чтобы считать важным понимание природы ума. Первая: потому, что между умом и кармой есть тесная связь. Вторая причина: состояние нашего ума играет важную роль в нашем переживании счастья и страдания. И если понимание ума очень важно, то что же тогда есть ум и какова его природа?

Буддийская литература – как сутра, так и тантра – содержит обширные дискуссии об уме и его природе. В частности, тантра обсуждает разнообразные уровни тонкости ума и сознания. Сутры не так уж много говорят об отношениях между различными состояниями ума и соответствующими им физиологическими состояниями. С другой стороны, тантрическая литература наполнена упоминаниями о взаимосвязи различных по тонкостей тонкости уровней сознания с физиологическими состояниями, а также о центрах жизненной энергии внутри тела, энергетическими каналами, собственно энергиями, которые по ним перемещаются, и т.д. Также в тантре объясняется, как с помощью манипулирования различными физиологическими факторами при помощи специфических медитативных йогических практик человек может влият на различные состояния сознания.

Согласно тантре, изначальная природа ума абсолютно чиста. Для этой чистой природы используется термин «ясный свет». Различные болезненные эмоции, такие как желание, ненависть и зависть – результаты обусловленности. Эти качества не являются изначально присущими уму, поскольку ум может быть очищен от них. Когда природа ясного света ума затуманена или лишена возможности проявить свою истинную суть в условиях болезненных эмоций и мыслей, человек считается пойманным в круг существования в сансаре. Но тогда, применяя подходящие медитативные техники и практики, этот человек способен всецело испытать переживание ясного света природы ума, свободного от влияния и обусловленности болезненных состояний, он или она оказываются на пути к истинному освобождению и полному просветлению.

Следовательно, с буддистской буддийской точки зрения, и неволя, и подлинная свобода зависят от различных состояний этого ясного света ума. И получающееся в результате состояние, которого медитирующие пытаются достичь путем применения различных медитативных техник, — это то, в котором основная природа ума полностью проявляется во всем своем позитивном потенциале, то есть просветление, или состояние Будды. Следовательно, понимание ясного света ума становится определяющим в контексте духовных усилий.

В целом, ум может быть определен как сущность, природа которой – всего лишь простое переживание, то есть «ясность и осознавание». Это и есть познающая природа осознавания, или фактор, названный умом, и он нематериален. Но внутри категории ума есть также грубые уровни, такие как наши чувственные восприятия, которые не могут функционировать или даже возникать вообще вне зависимости от физических органов чувств. И внутри категории шестого сознания, ментального, есть его различные части, или разновидности, своим возникновением всецело обязанные физиологической основе, нашему мозгу. Эти виды сознаний не могут быть изучены в отрыве от их физиологических основ.

Теперь возникает очень важный вопрос: как так получается, что эти различные типы когнитивных событий (чувственные восприятия, умственные состояния и так далее) могут существовать и обладать этой познающей природой осознавания, светоносности и ясности? Согласно буддийской науке ума, эти когнитивные события имеют познающую природу осознавания потому, что в основе каждого из них лежит основополагающая природа ясности. Это и есть то, что я описывал ранее как основополагающую сущность ума – ясный свет ума. Следовательно, в описаниях разнообразных ментальных состояний в буддистской буддийской литературе вы можете найти дискуссии на тему различных типов условий, вызывающих когнитивные события. Например, что касается чувственных восприятий, внешние объекты могут служить объективными, или обусловливающими обстоятельствами; непосредственно предшествующий момент осознавания – это предшествующее обстоятельство; а орган чувств – физиологическое, или доминантное обстоятельство. И все, что воспринимается как чувственное переживание, происходит в результате соединения трех типов обстоятельств: обусловливающего, предшествующего и физиологического.

Другой отличительной чертой ума является способность к самонаблюдению. Спорная мысль о способности ума к самонаблюдению и самоизучению был важным философским вопросом в течение долгого времени. Вообще, существуют разные способы самонаблюдения ума. Например, в случае исследования прошедших переживаний (таких, как события, которые случились вчера), вы вспоминаете эти переживания и исследуете свои воспоминания о них, так что проблемы не возникает. Но с нами случается, что во время непосредственного переживания ум осознает себя, будучи вовлеченным в это самое переживание. Здесь, поскольку и исследующий ум, и исследуемые ментальные состояния представлены в одно и то же время, мы не можем, обращаясь к фактору времени последовательности моментов времени, объяснить феномен ума, осознающего себя, являющегося одновременно субъектом и объектом наблюдения.

Важно понимать, что, говоря об уме, мы говорим о весьма замысловатой системе различных ментальных событий и состояний. Благодаря присущему уму свойству самонаблюдения мы можем наблюдать, к примеру, какие именно мысли присутствуют в нашем уме в конкретный момент, какие объекты удерживает наш ум, какие у нас замыслы и так далее. В состоянии медитации, к примеру, когда вы медитируете и развиваете однонаправленное мышление, вы постоянно применяете способность к самонаблюдению, чтобы анализировать, действительно ли внимание вашего ума однонаправленно сосредоточено на объекте, присутствует ли некоторая расслабленность, отвлекаетесь ли вы, и так далее. В этой ситуации вы используете различные ментальные факторы, и это не то же самое, как если бы единственно ум исследовал себя сам. Наоборот, вы применяете множество разных ментальных факторов, чтобы исследовать свой ум.

Вопрос о том, способно ли одно ментальное состояние наблюдать и исследовать само себя, был очень важным и сложным в буддийской науке об уме. Некоторые буддийские мыслители отстаивали точку зрения, согласно которой у ума есть способность, называемая «само-сознание», или «само-осознавание». Можно сказать, что эта способность ума к самонаблюдению есть осознанное самовосприятие. Но это разногласие утверждение было темой диспутов. Те, кто отстаивал идею существования такого свойства ума, как осознанное самовосприятие, различают два аспекта внутри ментального, или когнитивного события. Один – внешний и объектно-ориентированный (в том смысле, что существует двойственность субъекта и объекта), а другой – интроспективный по своей природе, и как раз он позволяет уму заниматься самонаблюдением. Существование свойства ума познавать и осознанно воспринимать себя много обсуждалось, особенно более поздней буддийской философской школой – прасангикой.

Мы можем наблюдать это в наших собственных ежедневных переживаниях, особенно на грубом уровне, наш ум взаимодействует с физиологическими состояниями тела и зависит от них. Как наше состояние ума, подавленное или веселое, влияет на физическое здоровье, так и физическое состояние воздействует на ум.

Как я упоминал ранее, буддийская тантрическая литература упоминает особые энергетические центры внутри тела, которые, я полагаю, имеют определенную связь с тем, что некоторые нейробиологи называют «второй мозг», — с иммунной системой. Эти энергетические центры играют важную роль в возрастании или убывании различных эмоциональных состояний в нашем уме. Благодаря тесной связи между умом и телом, а также существованию этих особых физиологических центров в нашем теле, упражнения йоги и применение специальных медитативных техник, нацеленных на тренировку ума, может иметь позитивное воздействие на состояние здоровья. Было показано, к примеру, что, применяя подходящие медитативные техники, мы можем контролировать наше дыхание и повышать либо понижать температуру тела.

Более того, так же, как мы можем применять различные медитативные техники во время бодрствования; так, на основе понимания тонких связей между умом и телом, мы можем практиковать различные медитации, находясь в состоянии сна. Значение потенциала таких практик состоит в том, что до определенной степени возможно отделять грубые уровни сознания от грубых физических состояний и добраться до тонкого уровня ума и тела. Вы можете, к примеру, отделить ваш ум от тела во время сна и сделать некоторую дополнительную работу, которую не можете сделать в обычном теле. Однако вы не сможете получать за эту работу деньги!

Итак, вы можете здесь увидеть ясные признаки тесной связи между телом и умом: они могут дополнять друг друга. В свете этого, я очень рад видеть, что некоторые ученые проводят существенные исследования взаимосвязи ума и тела для нашего понимания природы ментального и физического здоровья. Мой старый друг, доктор Бенсон [Герберт Бенсон, доктор медицины, доцент кафедры медицины в Гарвардской медицинской школе], к примеру, в течение последних лет проводил эксперименты на медитирующих тибетских буддистах. Подобная исследовательская работа также проводится в Чехословакии. Судя по нашим результатам, я чувствую уверенность в том, что впереди еще много важной работы.

Растет понимание, к которому мы приходим благодаря исследовательской работе; нет  сомнения в том, что наше осмысление ума и тела, а также физического и ментального здоровья, будет значительно обогащено. Некоторые современные ученые описывают буддизм не как религию, а как науку ума, и для подобного заявления есть основания. Почитайте например цитаты Далай Ламы.

Выступление Его Святейшества Далай-ламы в Кембридже, штат Массачусетс, США (последнее обновление сделано 4 февраля 2014 г.).

Перевод — Елена Лебедева

Запись опубликована в рубрике Его Святейшество Далай-лама с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.