Досточтимая Тубтен Чодрон. “Разумный способ отплатить за доброту других и карма”

Досточтимая Тубтен Чодрон

[Перевод отредактированной расшифровки лекции, прочитанной перед подростками старшего возраста в ходе их визита в Аббатство Шравасти]

Досточтимая Тубтен ЧодронНаилучший способ отплатить за доброту других
Когда мы говорим о том, чтобы отплатить за доброту других, наш ум можем испытать сильное напряжение, размышлять в духе: «Ох, обязанность. Видите ли, мне говорят, что я должен отплатить за доброту; выбора у меня нет!». Все обстоит не так. Вместо этого мы уделяем  время размышлениям о доброте, которую другие по отношению к нам проявляли, и по-настоящему думаем, что не могли бы ничего осуществить без усилий других. Тогда мы чувствуем: “Боже, все проявляли по отношению ко мне доброту – великим множеством способом!” – и когда в вашем сердце действительно зарождается это чувство, автоматическим образом возникает и чувство, побуждающее вас за эту доброту отплатить. Это не обязанность, а нечто, пробуждающееся в вашем сердце. И тогда вы можете выбрать, как отплатить за доброту. Кто-то, возможно, пожелает, чтобы вы отплатили за нее каким-то конкретным способом, но вы можете ответить: “На самом деле я не думаю, что это наилучший способ отплатить за вашу доброту”, или “У меня нет возможности отплатить за вашу доброту именно так. Вот, однако, способ отплатить, который мне кажется возможным” – и таким образом выбираете, как именно отплатить за доброту других.

Выбирать нам нужно очень осторожно и мудро, потому что у множества людей множество представлений о том, как нам следует прожить свою жизнь. В частности, вы можете размышлять над добротой своих родителей или добротой своих друзей, о ком бы ни шла речь; разумеется, ваши родители желают, чтобы вы делали одно, а учителя хотят, чтобы вы делали нечто иное. Друзья же склоняются в сторону третьего. Вы впадаете в настоящее замешательство. «Ох, я хочу отплатить им всем за доброту, но они хотят от меня разных вещей – а мне на самом деле не кажется, что хоть какая-то из них мне хорошо дается». Итак, вам нужно по-настоящему поразмыслить, каков на самом деле наилучший способ отплатить другим за их доброту, потому то мы всю жизнь можем метаться, занимаясь то одним, то другим в попытках удовлетворить других людей, и все равно никогда не преуспеем – не принесем им полной удовлетворенности.

Итак, это нам нужно с самого начала ясно усвоить: забудьте о попытка ублажить других – ведь что бы вы ни делали, полностью удовлетворить их вы не в силах. Да, вы можете принести другим кратковременное счастье, но сколько бы вы ни прыгали через разные обручи, люди всегда изыщут что-то, чем не удовлетворены. Итак, вам – используя свою мудрость – нужно подумать о том, каков наилучший способ отплатить за доброту.

И в этом вопросе воззрение Дхармы кардинально отличается от представлений обычных людей, потому что обычные люди рассматривают попытки отплатить за доброту других в контексте существования лишь одной жизни. Как расплатиться за доброту? – Нужно заботиться о ком-то, давать деньги, развлекать – осуществлять подобные действия. Однако с точки зрения Дхармы эти действия, хотя они и хороши, не решают высшей проблемы людей – того, что они находятся в силках циклического существования. Именно поэтому наилучший способ отплатить за доброту других с буддийской точки зрения подразумевает, что мы выводим их из циклического существования к освобождению – а для этого нам нужно самим осществить этот переход. Следовательно, нам нужно по-настоящему изучать и практиковать Дхарму.

В противном случае люди могут вам сказать: «Ах, просто хочешь уйти в ретрит? Как эгоистично! Думаешь только о себе!». Что ж, если вы подумываете об уходе в затвор только потому, что, как говорится, «Мир стал невыносим», или, скажем, «Думаю, мне стоит посидеть недельку, посозерцать свой пупок», в словах других людей будет доля правды; однако если вы собираетесь в ретрит, потому что действительно видите, что для принесения другим подлинной долгосрочной пользы вам нужно стать более собранным человеком, такое желание не эгоистично; оно подразумевает, что вы видите все с гораздо более обширной точки зрения.

Можно привести поясняющий пример. Скажем, у вашей семьи настоящие проблемы с деньгами, и ее члены вам говорят: «Что ж, если хочешь отплатить за доброту, иди-ка жарить бургеры в Макдоналдсе – принесешь домой деньжат, потому что деньги нам нужны» – а вы на это отвечаете: “О, но ведь я, знаете ли, на самом деле хочу стать врачом. Мне кажется, что в поджаривании бургеров нет особого смысла, и я хотел бы обладать способностью лечить людей от их болезней. Прямо сейчас я на это неспобен; если я хочу получить профессию медика, мне нужно учиться в школе, изучая естественно-научные предметы, затем нужно пойти в медучилище или школу для среднего медперсонала, или нечто подобное; и на все это уйдет какое-то время”. Эгоистично ли устремляться к получению дополнительного образования, чтобы сделать более стоящую карьеру, даже несмотря на то, что ваша семья нуждается в деньгах прямо сейчас? Если вы считаете, что для блага вашей семьи и блага других людей более значимо получение вами образования, которое позволит исцелять людей от их болезней, это гораздо ценнее, чем подавать этим же людям гамбургеры.

Итак, даже если на протяжении определенного периода – довольно длительного – вам придется посещать учебное заведение и вы не будете приносить в семью денег, процесс этот того стоит, потому что долгосрочная польза – не только для вашей семьи, но и для всех остальных – будет гораздо больше. Подобным образом, для того чтобы по-настоящему исцелять людей от болезни циклического существования, исцелять невежество и омрачения и карму, которые вызвали перерождение, нам нужно «отправиться в школу», изучая Дхарму и практикуя, чтобы узнать, как это делается. И это совсем не эгоистично, потому что в долгосрочной перспективе это принесет больше счастья как семье, так и бесчисленным живым существам – больше, чем совершение того, что они хотят от нас прямо сейчас: жениться, родить двух с половиной детей, и тому подобного.

Итак, хорошо поразмыслите над тем, как отплатить за доброту и тем, каковы ваши особые таланты, потому что, думаю, в наше время многие тратят время на попытки быть тем, кем они, как им кажется, должны быть по мнению других. «Мои друзья считают, что мне нужно быть такой – попытаюсь быть такой, но на самом деле я этого не хочу… Мне нравятся некоторые из вещей, которыми занимаются мои друзья, но на самом деле я не хочу делать всего, чего они от меня хотят». Кроме того, родители желают от вас чего-то иного – «Что ж, ладно, но на самом деле и это все делать я тоже не хочу». Таким образом, вы впадаете в настоящее замешательство и спрашиваете себя: «Кого я на самом деле вообще тут пытаюсь ублажить?» – а затем мы понимаем, что мотивация, побуждавшая нас на то, чтобы радовать этих людей, не очень чиста; мы на самом деле делаем это не потому, что заботимся о других, а просто потому, что не хотим, чтобы они нас критиковали. Так что на самом деле мы заботимся о себе: «Сделаю все, что вы пожелаете, только не критикуйте меня, потому что критики я не люблю». Так что нам может казаться, что мы проявляем доброту, хотя на самом деле мы заботимся о самих себе.

Что ж, иногда для того, чтобы проявлять доброту и по-настоящему заботиться о долгосрочном благе людей, требуется мужество. Если у вас есть родственник с зависимостью от наркотических веществ и этот родственник приходит просить у вас денег взаймы, станет ли одалживание этих денег актом доброты с вашей стороны? Если человек потратит эти деньги на наркотики или алкоголь, это не доброта; не добрый поступок. Человек может на вас давить: «Ты же мой брат, ты же моя сестра, ты то, ты это; я столько для тебя сделал. Почему же теперь ты не можешь мне одолжить немного денег?». Человек может давить на вас и вызывать в вас чувство вины, но если в своем сердце вы знаете, что деньги эти пойдут только на то, чтобы кайфануть – в ходе чего человек, возможно, пострадает – то говорите: «Я в этом участвовать не буду; не могу этому потворствовать. Если я по-настоящему хочу помочь этому человеку, то попытаюсь привести его в центр реабилитации; он, возможно, возненавидит меня за попытки это сделать, но в долгосрочной перспективе это самый лучший вариант». Именно это я и подразумеваю, когда говорю о том, чтобы четко все продумать, и том, что по-настоящему приносит пользу другим, а что является просто попытками их ублажить, которые мы предпринимаем, потому что не хотим, чтобы нас критиковали.

Процесс нелегкий, не правда ли? Ведь большую часть своей жизни мы посвящаем попыткам ублажить других, и при этом на самом деле не задумываем, зачем. Не знаю, как вы, но я это обычно делала, потому что не любила, когда на меня кричали. Как-то раз, судя по всему, в раннем детстве я заявила своим родителям: «Стукните меня уже, но кричать перестаньте» – настолько я ненавидела, когда на меня кричат. Разумеется, родители меня не стукнули – это бы мне тоже понравилось мало – но ад мне казался местом, в котором на меня с утра до ночи кричат.

Итак, нам нужно по-настоящем обдумать, что приносит пользу другим, и, аналогичном образом, что приносит подлинную пользу нам, потому что иногда мы просто рассматриваем краткосрочную пользу, но не смотрим на пользу долгосрочную, а обычно важна именно она важна – потому что краткосрочная польза подобна щелчку пальцев, не так ли?

Хороший пример – это возникновение побуждения закурить, выпить, съесть слишком много или закусить чем-то, в чем полно холестерина или чего-то подобного; это вкусный продукт, вам он нравится, он приносит вам определенное удовольствие, но вы также знаете, что позже он вызовет у вас повышение давления, увеличит риск инсульта, инфаркта, рака легких и тому подобного. Что же вы делаете затем? Предаетесь этому краткосрочному удовольствию от поедания пищи, курения и аналогичных действий, или устремляетесь к долгосрочной пользе: здоровью, которое позволит вам долго жить?

У некоторых людей привязанность к краткосрочным удовольствиям столь сильна, что они неспособны помыслить о том, чтобы их отложить: «Нужно закурить» – и они курят, «Нужно накуриться» – и они накуриваются, не думая о долгосрочной перспективе, не желая по-настоящему противостоять привязанности. Если же мы остановимся и подумаем о долгосрочной перспективе, если мы по-настоящему подумаем о самих себе, если мы подумаем о людях, которые о нас заботятся, то захотим иметь здоровое тело и жить долго. Ведь если мы будем здоровы и будем жить долго, то сможем принести большую пользу себе и другим; потому-то мы и едим здоровую пищу и заботимся о себе и своем здоровье. Таков способ расставить приоритеты, чтобы понять, что лучше все на долгосрочной перспективе – в противоположность тому, что быстрее всего принесет нам удовольствие прямо сейчас. Видите в этом какой-то смысл?

И, думаю… не знаю, как насчет вас, но когда я рассматриваю некоторые из ситуаций, в которые попадала в своей жизни, они обычно возникали в силу того, что я принимала очень плохие решения, а мои плохие решения очень часто основывались на моих сиюминутных удовольствиях; я делала то, что хотела в конкретный момент, не думая о долгосрочной перспективе – так что я наделела очень глупых вещей. А вы когда-нибудь совершали что-нибудь глупое? Никогда? Хорошо, я рада! [смех] Думаю, всем нам довелось совершать глупости, правда же?

Значимость понимания кармы
Итак, все это просто введение. Я хотела вернуться к теме кармы и рассмотреть ее чуть подробнее, потому что, думаю, очень важно понимать карму и причины и следствия; и это очень тесно связано с нашей общей темой, потому что карма – это наши действия, а побуждаемы мы на совершение действий, действуем мы потому, что есть какая-то мотивация.

Мотивация эта существует в нашем уме; мы ничего не говорим, мы ничего не делаем и мы не строим длинных мысленных цепочек, если в уме нет определенного намерения. Именно поэтому в буддизме столь важно рассмотрение нашего ума; оно считается более значимым, чем просто принесение удовольствий нашему тела. В то же время, со точки зрения обычного общества в целом принесение удовольствий телу гораздо важнее, чем изучение происходящего в нашем уме; итак, большинство людей, принадлежащих к обществу в целом и пребывающих в циклическом существовании, научены отвлекаться, не вглядываться в то, что происходит в их уме. Мы с большой радостью себя отвлекаем; у нас есть телевизор, есть iPhone, есть iPad, есть компьютер, электронная почта, компьютерные игры, чат-румы, и все тому подобное. Facebook – боже правый, на Facebook можно провести целый день!

Каждый год мы проводим программу «Изучение монашеской жизни»; помню, как-то раз ее посещал один молодой человек, и как только программа завершилась, он сел за один из компьютеров Аббатства – чего мы не разрешаем – и я спросила: «Ой, что это ты делаешь?» – «Мне нужно узнать, чем занимались мои друзья!». В духе «Мне нужно все проверить, проверить Facebook и MySpace; нужно узнать, что делают мои друзья». Право, и не знаю; кто-то показал мне Facebook – я на него взглянула и сочла, что он ужасен; то, что люди там публикуют, очень часто по-настоящему глупо – по моему скромному мнению. Поэтому я подумала: «Ох, хочешь потратить всю свою драгоценную человескую жизнь на то, чтобы узнавать, что кто-то из друзей сьел сэндвич, или слышать, что по чьему-то мнению у Мишель Обамы был по-настоящему прекрасный наряд, а музыка такой-то группы – полный отрыв?».

Словом, мы с большой радостью отвлекаем себя, и в нашем уме, когда мы это делаем, присутствует намерение. Мы, возможно, и не говорим себе: «Буду себя отвлекать», но намерение таково: «Хочу чего-то развлекательного; не хочу ни о чем особо задумываться; не хочу погружаться в собственную жизнь – хочу читать о жизни других людей». Итак, мы полностью погружаемся в средства донесения информации.

Вчера я прочла статью – в Интернете [смех] – и она была созвучна некоторым вещам, о которых я размышляла. Вот одна из этих вещей: заголовок статьи звучал как «Слишком многое стимулирует наши ограны чувств – или таких вещей недостаточно?» – и все дело в том, как мне кажется, что с одной стороны чувственных раздражителей слишком много, потому что мы постоянно цепляемся за внешние объекты, они привлекают наше внимание – и отказаться от них мы не можем! Скажем, летая в самолетах – а я много путешествую – я смотрю по сторонам, и людей в самолете есть свое маленькая реальность размером с экран планшета. Когда стардесса говорит: «На время взлета устройства придется отключить», люди выключают их в самый последний момент и очень неохотно, а стоит самолету приземлиться, как люди вытаскивают свои устройства и снова их включают, словно говоря: «Мне нужно узнать, что происходит, ведь это и есть реальность». Таким образом, до нас доходит множество чувственных раздражителей. То же и с просмотром фильмов, как я сейчас замечаю; это очень интересно. Мне стало сложнее осознавать происходящее в фильмах, потому что во времена моей молодости – когда по земле бродили динозавры – сцены сменялись, но не слишком быстро. Сейчас же сцены сменяются гораздо быстрее. Я привыкла к тому, что перед переходом к следующей сцене или следующему плану есть время все впитать, но сейчас сцены сменяются со скоростью щелчка пальцев. Вы же – люди, которые к этому привыкли; на вас столькое обрушивается, и вы учитесь все это обрабатывать и поддерживать многозадачность, одновременно осуществлять несколько вещей – но вот то, в какой степени вы присутствуете в каждой из этих вещей, вызывает сомнения.

Итак, с одной стороны, наши чувства невероятно загружены; и это влияет на создаваемую нами карму, потому что мы не можем сесть и принять мудрое решение, расставить приоритеты – потому что разные вещи нас постоянно отвлекают. Однако с другой стороны, наши чувства подвергаются недостаточной стимуляции – в том смысле, что мы по-настоящему не присутствуем в том, что происходит прямо сейчас. Идешь по улице, и все люди на ней тычут пальцами в телефоны. Люди сейчас даже не смотрят по сторонам при переходе через дорогу, потому что глядят только в свои телефоны; это совершенно поразительно.

В ресторане вы видите группы людей, и все они – собравшиеся друзья – занимаются своими делами в телефонах; но чувственного переживания того, что происходит в этот момент прямо перед ними, у них нет. Они, например, не замечают качества воздуха. Замечали ли вы, что в разных местах воздух различается, ощущается по разному? Итак, мы можем просто замечать качество воздуха; замечать запахи; постоять, оглядеться и впитать то, что нас окружает, не чувствуя ярого желания что-нибудь изменить.

Это особенно касается межличностных отношений; мы упускаем из виду получаемую органами чувств информацию о языке тела других людей, а ведь значительная часть того, что мы сообщаем, передается языком тела и тем, как мы используем свой голос. Мы не получаем этой информации, а это, на самом деле, очень важно. Итак, в сети мы устанавливаем отношения с реальными людьми, которых на самом деле не знаем – потому что никогда не бывали рядом с ними, не слышали их голоса, ни видели языка их тела; никогда не бываем в пространстве, в котором ощущаем то, что нас окружает, и вбираем все это, – потому что сидим в помещениях и тыкаем пальцами в телефон.

Я сочла, что довольно интересно понять, куда устремляется наш ум; каким именно образом мы упускаем из виду ценные данные, получаемые посредством наших органов чувств, и в то же время подвергаемся излишней стимуляции. А вы что думаете? Кажется ли вам, что в этом есть смысл? Есть ли различие между тем, что вы ощущаете, находясь здесь, в Аббатстве – каждый день рядом с одними и теми же людьми, с которыми вы беседуете – и тем, что с вами происходит на Facebook? Опыт довольно отличный, не правда ли? Являются ли ваши беседы и ваши отношения с людьми здесь более глубокими, более удовлетворящими, чем когда вы сидите на Facebook? Вы можете побеседовать о вещах, которые по-настоящему интересны; можете опираться на идеи друг друга и совместно творить что-то в беседах. Но это действительно подразумевает полное присутствие в том месте, где мы находимся; часть нашего ума не отправляется куда-то еще.

Итак, как же все это связано с кармой? То, к чему мы прилагаем свой ум, то, чему мы уделяем свое внимание, влияет на наши намерения, влияет на нашу мотивацию; мы подвергаемся постоянному воздействию со стороны своей среды, и это воздействие влияет на то, что мы хотели бы совершать, на тот выбор, который мы делаем; а наш выбор, наши намерения, и есть карма. Присутствует намерение; хотя я, возможно, и не говорю себе «Хочу отругать этого человека», я испытываю гнев и беспокойство и выпаливаю что-то: по-настоящему неприятные слова, чаще всего – тем, о ком я больше всего забочусь.

Однако слова эти возникают не сами собой; они возникли, потому что присутствовало намерение, и я не осознавала, что происходило в моем уме. Я была отстранена, а также просмотрела множество фильмов, в которых есть насилие – а фильмы, содержащие насилие, побуждают вас на то, чтобы испытывать больше гнева. Мне кажется занимательным, что проводятся научные исследования, стоящие миллионы долларов, в ходе которых выясняется, что из-за просмотра содержащих насилие видеороликов дети более склонны к гневу и насилию – это же очевидно! Просто рассмотрите собственный опыт: что происходит, если вы смотрите фильм, в котором либо много секса, либо много насилия? Именно к этим вещам и устремляется ваш ум! Разве не так? Именно туда и устремляется наш ум; вы смотрите фильм, содержащий секс, и ваш ум устремляется к сексу – а за этим следуют и поступки. Смотрите фильм, содержащий насилие, ваш ум устремляется к насилию – и за этим следуют слова и действия.

Итак, нам по-настоящему нужно защищать свой ум. Люди тратят много времени, защищая свое богатство; что ж, нам нужно защищать свой ум, потому что когда мы не защищаем свой ум, то создаем множество неблагой кармы, которая ведет к плохим следствиям в следующих жизнях; она также привносит проблемы в наши взаимоотношения в этой жизни. По сути же мы желаем быть счастливыми и заслуживаем счастья; мы также хотим, чтобы были счастливы другие. Не думаю, что кто-либо из нас хочет, чтобы кто-то иной страдал. Мы хотим быть счастливы, мы хотим, чтобы другие люди были счастливы. Поэтому нам нам нужно знать, как создавать причины для счастья; если же вы знаете, как определенные вещи создают причины для счастья, то совершаете эти вещи – причем с радостью.

Итак, наши поступки по-настоящему влияют на будущее. Я много работаю с тюрьмами. Один из парней, с которыми я переписывалась – с тех пор его уже выпустили – был по-настоящему крупным наркоторговцем в Южной Калифорнии. Действительно крупным; у него было девять автомобилей, несколько домов, и он заработал уйму денег, а затем его поймали и приговорили к заключению на 21 год. В процессе нашей переписки он отметил – в силу того, что по ходу отсидки у него было полно времени, чтобы поразмыслить над тем, из-за его он в тюрьме оказался – отметил вот что: «Я вижу, как оказался в своей нынешней ситуации в силу тех выборов и решений, которые совершал ранее». Он прослеживал цепочки многих из этих решений все дальше и дальше в прошлое, вплоть до раннего детства. Скажем… Например, родители ему говорили: «Сделай то-то», а он на это как-то реагировал. Он понял, каким образом стал наркоторговцем. Никто не был в этом виноват; выбор он совершал сам. И он отметил: «Я никогда не задумывался о последствия выборов, которые совершал; я просто действовал».

Думаю, так же все обстоит и со многими из нас; мы просто действуем, живем на автомате, не думаем о том, что совершаем. К нам в голову приходим мысль – и мы ей следуем, особенно если есть возможность испытать удовольствие – вот уж когда мы действуем без тормозов! Но мы не думаем о следствиях своих действий – «Каким будет вероятный результат, если я так поступлю?». Итак, есть два следствия: каким будет вероятное следствие в этой жизни и каким будет кармическое следствие. Из этих двух наиболее важным является кармическое следствие, потому что следствие этой жизни сохраняется недолго, а кармическое следствие может быть по-настоящему долговременным.

Скажем, нас всех кто-то когда-нибудь критиковал, правда? Нас всех много раз критиковали. Итак, мы все подвергались критике; как же мы реагируем на критику? Иногда мы поддаемся жалости к себе, запираемся, плачем, ни с кем не разговариваем; становимся подобны льдине. Иногда мы по-настоящему обижаемся и сердимся, и проявляем свою обиду, выражая сильный гнев; грубим кому-то еще. Думаем ли мы в такие моменты о том, каким будет следствие нашего гнева и чего мы на самом деле желаем?

Возьмем такой пример: кто-то, о ком вы по-настоящему заботитесь – член семьи или очень близкий друг – говорит вам что-то критическое, и вы по-настоящему сердитесь, потому что обычно мы сильнее всего сердимся на тех, кто нам менее всего безразличен. Итак, чего же мы на самом деле хотим? Мы хотим счастья и желаем иметь связь с этим человеком, не так ли? Что же мы, однако, совершаем? Кричим, вопим, хлопаем дверью и не разговариваем с человеком. Достигает ли наше поведение желаемой нами цели, помогает ли оно нам установить связь с людьми, которые нам небезразличны? Нет; действия наши ведут к противоположным следствиям. Такова эта жизнь.

Затем мы говорим грубости и тому подобное; каково кармическое следствие от этого?  Что ж, если говорить о перерождении, перерождение будет неблагоприятным, и даже если когда мы вновь родимся человеком, созданные нами причины приведут к тому, что нас будут еще больше критиковать. Нравится ли нам, что нас критикуют? Нет! Так почему же мы создаем для этого причины? Потому что не думаем, потому что не понимаем, каковы причины счастья и каковы причины страданий, и почему-то в своем невежестве – и здесь мы видим, как именно действует невежество – думаем, что посредством криков и ора принесем в качестве следствия счастья. Но этого не происходит, правда же?

Такова же и наша национальная политика: «Мы будем вас бомбить, пока вы не станете все делать так, как нам угодно». Это не приводит к желаемым нами результатам; то же и с другими людьми: мы, возможно, бросаемся на них, думая, что предотвратим вред с их стороны, но что в действительности делают люди, когда мы нападаем на них, желая отомстить? Разве они говорят «Ах да, вы правы!»? Нет! Они отвечают ударом на удар. И мы оказываемся в конфликтной ситуации, хотя на самом деле желали хороших отношений с человеком. Есть ли в вашей жизни такие люди – люди, с которыми вам хотелось бы иметь хорошие отношения, но с которыми вы ссоритесь?

Итак, это означает, что мы не думаем о следствиях, о краткосрочных и долгосрочных последствиях. Означает ли это, что когда вас кто-то критикует, нужно говорить “Да, вы правы”, и затем нарезать круги, пытаясь порадовать человека? Нет, и об этом речи не идет. Когда нас кто-то критикует, мы можем взглянуть на критику и сказать: «Хорошо, я не буду думать о тоне человека и его телесном языке; я просто рассмотрю информацию. Что этот человек говорит? Соответствуют его слова истине или нет? Если слова человека истине соответствуют, то почему я сержусь? Человек говорит правду. Отчего я сержусь? Мне следует признать ошибку; я же всегда говорю, что хочу себя улучшать. Человек говорит о том, что сделанное мной нуждается в улучшении. Мне нужно сказать «Спасибо, я об этом подумаю», и заняться самоанализом, пытаясь улучшить свое поведение – но сердиться, если слова человека соответствуют истине, смысла нет». Если же человек критикует нас и обвиняет нас во всевозможных вещах, которых мы не совершали, зачем на него сердиться – ведь он говорит неправду. Это неправда; к чему сердиться? Поговорите с ним, дайте ему достоверную информацию, осознайте, что человек накрутил себя и не осознает, что делает или совершает; и нет нужды принимать все на свой счет.

Итак, существует ситуация, в которой вас кто-то раскритиковал; если критика верна, вы трудитесь над проблемой и признаете ее; если же она не соответствует реальности, вы также не сердитесь. Благодаря этому ваш ум сохраняет янсость, и вы можете сказать: «Итак, какие же действия в этой ситуации будут конструктивны и позволят принести гармонию, которой я с этим человеком желаю?». Усмирение гнева способствует прояснению ума, и мы можем подумать о том, как общаться с человеком, чтобы благодаря этому достичь цели, которой желаем и мы, и этот человек – установить связь и быть счастливыми. Тогда мы можем говорить приятные слова и можем сказать кому-то «Давайте поговорим»; затем выслушать то, что человек говорит, а также поделиться с ним своими чувствами и рассказать о своих нуждах.

Однако делаем мы все это с благой мотивацией, с доброй мотивацией – и с мудростью; так что и в настоящем, и в контексте будущих жизнях следствия будут совершенно иными.

Итак, мы создаем карму на протяжении всего дня; именно поэтому нам нужно на протяжении всего дня пытаться осознавать, что происходит в нашем уме, потому что в любое мгновение у нас есть возможность создать причину для счастья или причину для боли. Возможность эта присутствует в каждом мгновении; никто не способен контролировать наш ум, никто не способен заставить нас что-то думать. На нас могут воздействовать, но мы не обязаны этому воздействию поддаваться.

Итак, понимание кармы может быть по-настоящему полезным – особенно если мы понимаем долгосрочные последствия определенных вещей; в этом случае это понимание может действительно помочь нам уже сейчас уберечься от вредоносного поведения. В частности, в ситуациях, когда нас подмывает потерять терпение и прийти в ярость, мы говорим : «А какими будут последствия?». Нас будут больше критиковать – в этой жизни и в следующих жизнях – а перерождение будет неблагим. Желаю ли я таких последствий? Нет! Тогда мне, возможно, лучше найти иной способ справляться со своим гневом, не вымещая его на других людях. Таким образом мы начинаем чрезвычайно творческий процесс. Именно здесь  могут быть очень полезны наши медитативные практики: какую медитацию мне следует выполнять, чтобы успокоить свой ум? Так мы учимся быть врачевателями собственного ума. Именно поэтому лама Йеше и написал книгу «Как быть собственным психотерапевтом»; вы учитесь работать над своим умом, когда он приходит в растревоженное состояние.

Кроме того, мы учимся состраданию к самим себе, учимся не критиковать себя, когда совершаем ошибки и понимаем: «Я желаю счастья; я невежественен и иногда создаю причины для несчастья; я сожалею об этом, но извлеку из этого урок и продолжу продвигаться». Таким образом, мы не терзаем себя и не чувствуем вины по поводу произошедшего, не впадаем в самоосуждение, потому что оно в значительной степени оторвано от реальности. «Я совершил ошибку; что же я могу сделать, чтобы ее исправить? Я выполню какое-то очищение, извлеку из ошибки урок и продолжу свой путь». Если мы так поступаем, то седлаем волну своей жизни; мы не позволяем все большему числу эмоциональных проблем накапливаться в нас до тех пор, пока мы не взорвемся или пока не состаримся, согбенные заброшенным нам спину бременем эмоциональных ран, боли и тому подобного, став желчным стариком или старухой – ведь это уж точно не весело.

Сегодня осталось время на пару вопросов. Какие либо вопросы или комментарии?

Вопрос: У меня есть вопрос по поводу вчерашних учений; в частности, о причинах и следствиях и карме, действие которых кажется очень практичным; кажется, что в этом по-настоящему… есть смысл, особенно если я думаю об отсутствии Бога-Творца или кого-то, кто бы все контролировал. Однако меня смущает действие таких вещей, как приумножающие мантры, как они вообще… кажется, что в этом мы возвращаемся к волшебству.

Дост. Чодрон: Итак. Есть вещи, которые кажутся… мы не понимаем их взаимозависимого происхождения, не понимаем, как они работают. Приумножает ли произнесение мантры в начале благу карму, создаваемую нами по ходу дня?

Вопрос: Да.

Дост. Чодрон: Я, конечно, не могу сказать, что сама это полностью пониманию, но мне кажется, что когда мы произносим мантру, мы думаем: «Почему мы произносим мантру? Потому что ценим благую карму». Мы осознаем, что важно создавать благую карму, что важна благая заслуга; мы желаем преумножить свою благую заслугу, потому что понимаем, что в ней причина счастья. Я думаю, что помогает нечто в нашем намерении; когда наше намерение побуждает нас на произнесение мантры и эти два элемента сочетаются, происходит преумножение заслуги. Не думаю, что если бы мантру произносил магнитофон, произошло бы что-то особое; однако у нас есть определенное чувство относительно того, что «Прочесть ее было бы хорошо».

Вопрос: Да, и вчера я по-настоящему запутался, потому что подумал: что ж, если можно читать приумножающую мантру, почему бы не читать и разделяющую мантру на случай неблагих действий?

[смех]

Досточтимая Чодрон: Что ж, можно же читать разделяющую мантру для неблагих действий, выполняя практики Тридцати Пяти Будд или Ваджрасаттвы, правда? Это помогает нам противодействовать неблагим действиям.

Вопрос: Я вот думал о том, что когда был ребенком или по крайней мере в начале подросткового возраста – как вспоминается – я говорил, что не верю в карму, и я тогда совсем не знал, что это что-то буддийское; в нашей культуре люди используют этот термин странным образом. Затем, в какой-то момент, еще до того, как я стал интересоваться буддизмом, я стал думать «Что ж, я, например, краду что-то; если кто-то обворует меня, могу ли я сказать, что этого не заслужил?». И я считаю действительно странным, что в нашей культуре, как мы видим, можно заниматься определенным спортом; этот спорт вам дается хорошо, вы отправляетесь в спецшколу, и даже можете получить в этом спорте высшее образование – но когда речь заходит о карме, возникает странное чувство – мол, этой мистикой я не увлекаюсь. Такие вот мысли крутятся в голове.

Досточтимая Чодрон: Да, да, думаю, вы правы. На самом деле Его Святейшество Далай-лама иногда говорит: «Мы легкомысленно говорим «О, а это карма», когда подразумеваем «Я не знаю». Однако если мы об этом по-настоящему задумаемся о том, что такое карма – то в этих наших словах будет хоть какой-то смысл.

Вопрос: Хотел сказать, что некоторые из моих друзей путают карму с детерминзмом, в духе «Это твоя карма и тебе с ней ничего не сделать».

Досточтимая Чодрон: Верно. Это совсем не так. Потому что тому, что мы делали в прошлом, можно противодействовать. Что до неблагой кармы, ее можно очищать, а своим добродетелям мы сорадуемся; как вы знаете, одно из звеньев семичастной практики – это сорадование нашей добродетели; таким вот образом мы усиливаем свою дородетель. Итак, карма не высечена в камне; это не судьба, не предначертание.

Вопрос: Кажется, через всю нашу проходит глубинное намерение – намерение отыскать счастье; а другие побуждения – это намерения более поверхностные, например, намерение навредить кому-то, потому что мы считаем, что это принесет нам счастье. Я бы хотел понять, как это сочетается; у нас есть два намерения или… они кажутся противоречащими друг другу; как можно иметь оба?

Досточтимая Чодрон: Что ж, мне кажется, что основополагающее чувство – это «Я хочу испытывать счастье, а не страдать»; однако мы не понимаем, каковы причины счастья и каковы причины страданий. Почему же люди убивают других людей? Потому что думают, что это каким-то образом принесет им счастье. Это невежественно, не так ли? Довольно невежественно, но именно так невежество и работает: оно ослепляет нас, не давая увидеть, каковы реальные причины счастья и страдания, так что часто мы ведем себя совершенно навыворот. Итак, наше основополагающее желание – это счастье, но намерение, с которым мы действуем, часто находится под влияние заблуждений, очень сильных заблуждений, вызванных невежеством – а в данном случае того конкретного невежества, которое не понимает кармы и ее следствий, не понимает, что у наших действий есть нравственное измерение.

Так что с одной стороны, когда мы по-настоящему понимаем это на собственном опыте и смотрим на некоторые из вещей, то думаем: «Боже, зачем я вообще это делал?». И когда мы начинаем понимать, как действует наше собственное невежество, то при взгляде на других людей, совершающих предосудительные поступки, думаем: «Посмотрите, насколько они поддались влиянию своего невежества, своих привязанности и гнева». Ведь я вижу это в себе; именно таков процесс, разворачивающий во мне. Таким образом, вместо того чтобы ненавидеть другого человека, можно ощутить сострадание. Это не означает, чтобы позволяем человеку продолжать делать что-то; мы, однако, испытываем к нему сострадание, потому что понимаем его.

Вопрос: Думаю… Просто мои мысли относительно вопроса о двух намерениях. Если говорить о моем собственном опыте – как я уже упоминал – мне довелось воровать, ввязываться в драки, кричать на людей, и мне всегда казалось, что благодаря этому мне станет лучше. У меня два намерения. Например, я начинал с кем-то драку и думал, что в конечном итоге буду чувствовать себя гораздо лучше, а в итоге оставался с разбитым носом, и лучше мне ничуть не было. Так что я не думаю, что кто-либо когда-либо имеет намерение быть несчастным, даже когда вредит другим – и особенно когда вредит другим.

Досточтимая Чодрон: Верно. Что ж, давайте пару минут посидим в тишине, а затем посвятим заслуги.

Перевод и редакция – дост. Лобсанг Тенпа

Запись опубликована в рубрике для всех уровней понимания, Другое, Комментарии, Начинающим изучение, Открытие Буддизма, Переводы, Практики, Продолжающим изучение, Статьи, Тубтен Чодрон, Учения с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.